ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ

По любым расчетам — они должны сейчас быть на подступах к Моне. На Сиквэ они стояли совсем недавно. Самым поздним их следам здесь было около трех часов; любой мало-мальски опытный охотник сумел бы это определить. У Гэвина сводило челюсти от мысли, как они были близко. Помедли они на Приливном Острове еще с час, и он бы еще смог увидеть верхушки их парусов.

Если они ушли с Сиквэ так поздно, то на ночь останавливаться не будут — негде. Но и без того Гэвин не собирался сегодня спать. И в беспамятство, как под скалою Балли-Кри (позорище!), проваливаться тоже не собирался. Да он ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ уже и не смог бы этого сделать. Нетерпение жевало его своими тупыми челюстями, глотало и отрыгивало опять, как корова жвачку. Все эти дни — пока пугал каменным своим видом собственную команду, пялясь на Метки, замершие в своих гнездах в сундучке, — а часто даже и тогда, когда Меток не было у него перед глазами, — он был не Гэвином, сыном Гэвира, а четырнадцатью этими кораблями, и был на один дневной переход южней, и его четырнадцать штевней рубили волну. Ярость приковала его к этим кораблям, как невольника; а он и не пытался порвать свою цепь.

Он был каждым из четырнадцати кораблей, идущих на юг. Их ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ скрипом, рысканиями, влажным пятном течи «Жителя фьордов», изношенными кожаными манжетами в весельных портах однодеревки Кормайсов, которые захлестывала вода. Человеком на этих кораблях он не был — о нет. Это наваждение касалось только штевней, и килей, и палубных настилов, и бортов.

Быть этими кораблями получалось много легче, чем Гэвином, сыном Гэвира. Чтобы быть Гэвином, требовалось ходить, дышать, помнить, — а не просто, покорствуя рулю и парусу, бить штевнем по волне. Нужно было чувствовать боль от своей злости и обиды, — потому что ведь и злость тоже, а не только обида обжигает того, кто носит ее в себе. И главное, нужно было ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ думать о будущем, — о том, что ему, Гэвину, делать в этом будущем. Вот что оказывалось мучительнее всего. И не потому, что он ничего не мог придумать, — а потому, что мог придумать слишком много. Стоило только приотворить дверь воспоминанию о том, что все-таки он Гэвин, сын Гэвира, а не плавучие деревяшки, — мысли врывались дерущейся и орущей гурьбой, и все они были невероятно ярки, натуральны, полны смакуемых подробностей, и каждая дергала в свою сторону, и каждая напрочь исключала множество других. И в результате ни одну он так и не смог додумать до конца.

Ох, каких только мыслей не было среди этих, недодуманных ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ. В тот день на Кажвеле броня правил и разума все же расплавилась на нем и стекла на землю, Гэвин шагнул прочь из этой никчемной лужицы и не заметил этого.

Больше он не сдерживался и не загонял себя в «имо рэйк киннит», как в тюрьму, — и если бы какая-нибудь случайность, наконец-то толкнув его, позволила бы ему почувствовать хоть какой-то из своих порывов оформленным до конца, остановить этот порыв было бы уже нечему. Страшно быть рядом с таким человеком. Но самому быть таким человеком — еще страшней.

И потому Гэвин — наверное, не своей волей, а волею того неразумного и ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ мудрого, что незаметно для человека всегда живет в нем, — то и дело ускользал к тому, чтобы быть четырнадцатью кораблями, идущими на юг.



Он был ими всю эту ночь, и ночь была очень длинна.

Вскоре после рассвета «Крепконосая» вскрикнула, и Метка ее вскрикнула тоже. Гэвин, прищурив глаза на этот скрип, вынул ее из ларца, чтобы рассмотреть. Трещину на знаках мачты он увидел сразу, а потом и пробоину. «Я так и знал», — обычно говорит людям злорадно-приятное чувство, пришедшее к нему тогда. Ради этого ему пришлось вернуться на Сиквэ. И вернуться к Гэвину, сыну Гэвира. Он даже представил ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ себе лицо Хюсмера, каким оно должно быть сейчас. Что-то в этом лице было такое, отчего Гэвину захотелось его ударить.

То есть ему почти захотелось, но прежде, чем до этого успело дойти, он уже думал о «Крепконосой».

Маленький упрямый дятел. Немного прямоваты линии кормы, отчего она теряет в скорости, особенно на кормовой качке; очень не любит струи следов от идущих впереди — сразу начинает рыскать с курса; зато быстро поворачивает. Все ее раны и приключения, о которых Гэвин слышал когда-нибудь, мигом пронеслись у него в уме.

Очень уж неожиданно все получилось, и у пробоины слишком четкие очертания. Похоже на таран, но не ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ таран. Никто не таранит вот так, с носа, — потому что почти верный промах. И форма пробоины не та.

Потом он догадался насчет остатков полосы задержки, и на мгновение лицо его изуродовала усмешка.

Значит, конец маленькому дятлу. Гэвин медленно стиснул Метку в кулаке. До него дошло насчет кайянского берега неподалеку и острова Мона, глядящего на всю эту картину. Но он не желал представлять, что бы он сам делал сейчас на месте бывших своих капитанов. Ему не было до этого никакого дела. Он опять уплывал от самого себя туда, на юг, в те корабли.

Но почему-то из них больше всего ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ чувствовалась ему «Крепконосая» с ее пробоиной в левой скуле и с мачтой, нелепо болтающейся с правого борта, едва держащейся на отщепе. Потом ее, похоже, отрубили, освобождая корабль. Метка все еще была у Гэвина в правом кулаке. Его ладонь и пальцы чувствовали скользкие подтеки, расползающиеся по ней, и потому Гэвин знал, что происходит с кораблем. Маленький упрямый дятел. И — прилив.

Он ничего не мог с собой поделать. Он слишком любил корабли.

Он был «Крепконосой» все то время, покуда прилив ломал ей скулу, и потом бревно, на котором она «висела», уперлось в доски, какими заложена носовая оконечность — неудобное место ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ, если там скопится вода, и прилив перестал поднимать однодеревку, поднимая только волны, а потом вода вдруг хлынула в нее через борта, и «Крепконосая», перекосившись направо, ухнула вниз, и ребра ее треснули, высвободив бревно из своего захвата, — и еще через несколько мгновений умирание корабля наконец прекратилось.

Она уходила все глубже и глубже, и скользкие слои плесени покрывали Метку один за другим. Дно, наверное, было каменистым, и, столкнувшись с ним, она сломала несколько ребер, уже в последний раз. Потом Гэвин снова оказался на Сиквэ, в каюте своего собственного корабля, а не в душе чужого. Сидел на двух штуках гезитского тонкого сукна (будущие ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ наряды кому-то на свадьбу… во всяком случае для этого они предназначались когда-то); а рядом, еще на чем-то — единственное место, где удавалось поставить более-менее ровно, — ларец с Метками. И обнаружил неожиданно, что от слишком длинной недвижной позы в повороте и его тоже словно насадили боком на кол. «Вот так-так, — подумал он. — Уже разваливаюсь». Здоровье в его глазах было незаметным и само собой разумеющимся, а слабость — чем-то вроде преступления. Отчего он резко повернулся (кол у него в боку от этого движения словно сломался, войдя в поясницу одним обломком и под ребра — другим) и одновременно ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ услышал какое-то странное изменение в мире вокруг.

Это изменение не было рассветом — он знал, что сейчас рассвет, потому что знал, что у берега Моны сейчас прилив. И это не были волны, покачивающие «Дубовый Борт», — волны были уже довольно давно.

Запах. Свежий морской воздух, который задувало в щель над дверью.

Южный ветер.

Потянувшись вперед, Гэвин накрыл крышкой жирник, а потом — так же левой рукой — закрыл и ларец, уже в темноте.

Потом он полез наружу, и было это очень здорово похоже на то, как выползает волк из своего логовища, переливаясь прямо из движения, которым он ползет, в движение, которым потягивается, — потому как ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ в логове ему потянуться негде.

Несколько мгновений Гэвин жмурился на утренний прекрасный свет, закинув голову, — шею тоже ломило. Заметил, что Метка все еще у него в руке. Где-то совсем рядом морская дева оглушительно хлопнула по воде хвостом. С неба вопили поморники. За кормой у корабля, на террасе бухточки, обнаженной отливом, явственно слышались людские шаги; а еще дальше — голоса. Шаги — это не сторожа, потому что сторожа возле носовой сходни, а голоса — это люди, благополучно спавшие эту ночь, в отличие от сторожа и от своего капитана, и шаги (Гэвин не прислушивался, но он просто очень хорошо знал эти шаги ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ) — это Пойг.

Все еще опираясь локтями на крышу своей каюты, Гэвин повернулся налево, где беспечально вставало солнце. Мрачный Пойг, почесывающий бороду, оказался у него перед глазами довольно-таки неожиданно для себя — тот побаивался даже, вдруг придется напоминать Гэвину, что вот-вот пойдет прилив.

Остановившись, он зачесался еще энергичнее — больше от растерянности. Потом, все еще морщась, опустил руку, — вздохнул, разглаживая вздохом бороду и выражение лица, — и заложил обе ладони за пояс, плотно расставив ноги на скрипучем розовом песке. Они с Пойгом были сейчас на таком расстоянии друг от друга, что можно не повышать голос, разговаривая.

— Хорошее нынче утро, Пойг ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ, — сказал Гэвин. Ему казалось, что он сто лет не слышал, как кричат поморники.

(«Ясное нынче утро, Пойг». Эти слова имеют несколько значений для моряка.)

— К полудню, я думаю, уже заоблачнеет, — сказал Пойг. — Ветер.

— Да, пожалуй, — согласился Гэвин. — Это он вовремя переменился. Как раз для нас. Поворачиваем пройтись еще раз вдоль побережья.

Пойг (который сейчас думал почти непрестанно об ушедших кораблях, за которыми они все время держатся в одном дневном переходе!) какое-то время помолчал, а потом сказал неторопливо:

— Если вдоль побережья — тогда, конечно, попутный.

Голос его был суровым по-прежнему. Что же до сердец, то капитанам иногда лучше не ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ знать, чем у их дружинников заняты сердца.

Выпрямившись, Гэвин шагнул вперед по палубе; потом поглядел на свой правый кулак и выбросил что-то в море. В то утро, хотя Фаги исправно стоял у руля, Гэвин заходил в каюту (взглянуть на Метки) всего два раза. За остальное время он обошел корабль сперва по левому борту до носа, а потом по правому обратно. На то посмотреть, на это обратить внимание. С одним заговорить, другому приказать, у третьего просто спросить, почему вот то-то и то-то именно так, а не иначе. Во имя Лура Смеющегося! Да они ведь чуть не успели забыть ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ, что на судне у них есть капитан… и капитан у них был, между прочим. У них был такой капитан — они жизнь за него готовы были отдать в любую погоду! И вовсе не только потому, что так положено, и не из-за одной его удачи, и если он думает, что только из-за удачи, — плохо же он знает своих людей, эх, Гэвин, Гэвин, Гэвин Морское Сердце, сердце которого знает море и корабли, и больше ничего…

Но о «Крепконосой» он так ничего никому и не сказал.

«Проклятье», — думала Рият. Пленник сидел, обхватив колени, под бортом с правой стороны «Бирглит» у самой ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ кормы. Единственное место, где можно быть, почти никому не мешая. Вид у него был такой — то ли дремлет, то ли не дремлет, не разберешь. Во всяком случае перебираться оттуда на другое место он не намеревался. И оттого единственный ракурс, в котором Рият могла его взять так, чтобы на картинку попадала и часть берега, — получался таким образом, что часть эта была очень коротка — ограничена с одной стороны высокой кормой и парусом — с другой. Рият не настолько хорошо представляла, как выглядят эти горы на взгляд с моря, чтобы ей было легко ориентироваться. Она боролась с соблазном позвать на помощь здешнего кормщика ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ — она не хотела, чтобы раньше времени узнали, к т о сейчас на борту «Бирглит». Даже Симмэ вчера она показывала одну только «Бирглит» — издалека.

Разозлившись уж совсем, она пошла на крайность, бессмысленную к тому же. Попыталась убрать с картинки парус. Иногда у нее это получалось — раздвигать стены и вскрывать крыши — но только иногда. И всегда ненадолго. И если хорошо сосредоточиться.

Нет. Не выходит. Качка отвлекает.

Но она все равно терпеливо отмечала номера Мест, мимо которых проходила «Бирглит». Сорок восемь. Сорок семь. Сорок шесть. Потом она назвала приблизительно расстояние до берега.

— Ты слышишь?

— Я слышу, госпожа, — сказал ей голос ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ с «Синтра-щеки».

— И мы на сорок четыре.

— Мы тоже.

Он был кормщик. Пусть и двойник, но кормщик. Рият понимала, что он лучше нее может определить момент, когда начинать.

— Теперь поворачиваем, — услышала она. — Идем показаться ему на глаза.

Гэвин, забравшись на корму «Дубового Борта», сказал кормщику:

— Может, отдохнешь пока?

— Можно и отдохнуть.

Он отдыхал совсем недолго. Дозорщик на мачте «Лося» вдруг гаркнул:

— Парус! — Голос у него был удивленный. — Назади-влево, на шестьсот!

В ту сторону он оглядывался, собственно говоря, разве что из чувства долга. И вот на ж тебе.

«Лось» опять шел мористее, оттого там и увидели этот корабль, а ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ на «Дубовом Борте» — нет.

Капитана звать не пришлось — капитан и так сидел на корме. И печальный был какой-то капитан в это утро, надо сказать. Естественно было предположить, что корабль — если уж они его раньше не видели — приближается к берегу и вскоре можно будет его лучше рассмотреть. Но вместо этого немного спустя дозорщик гаркнул, перегибаясь вниз:

— Уходят в море!

Это уже что-то значило. Чтобы вот так, мелькнув на несколько минут, снова уходить под горизонт, нужно было идти почти с той же скоростью, как «Лось» или «Дубовый Борт», и при таком же ветре. Это уже что-то говорило — про ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ корабль и говорило хвалебными словами. Либо опять земляков повстречали, либо почта. В любом случае — если это добыча — к берегу этот корабль уже не успеет проскочить, поскольку охотников здесь двое.

Капитан, как уж сказано, сидел на корме.

— Давай, — сказал он сигнальщику. — «Вижу гагару», ну и дальше.

— И «прошу поворот»? — уточнил сигнальщик.

— Нет, — не поглядев на него, ответил Йиррин. Поэтому у Гэвина был выбор — проводить своего спутника либо предоставить ему одному выяснить, что там такое.

На какое-то мгновение Рият (мысленно) застонала от бешенства, видя, что «Бирглит» продолжает свой путь, тогда как на другом корабле переносят парус.

Но немного спустя и «Бирглит» тоже ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ повернулась и подняла на борт плавучий якорь.

Если не ожидают долгой погони, канат лодки в таких случаях просто сбрасывают в воду. Потом вернемся — подберем, и если ее тоже подняли на борт, теряя время… Нет, не будем строить предположений.

Тем более что «Дубовый Борт» очень хорошо умел наверстывать потерянное.

Люди, возившиеся с лодкой перед кормой «змеи», уж конечно, не стали бы обходить бани Вилийаса, если бы им предоставился случай наступить на него. Поэтому ему волей-неволей пришлось встать и перебраться на другое место. К тому же в любом случае он пробудился бы сейчас от своей полууглубленности в себя ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ, полудремоты; жизнь этого странного корабля, по которому он бродил, на невнимательный взгляд, вольным пассажиром и беззащитным пленником, — на деле, все больше затягивала его. Не надобно большого ума, чтоб догадаться, что происходит; это была погоня, а не побег, поскольку люди вокруг смотрели вперед, а не оглядывались.

И достойный плантатор и ликтор тоже перебрался к левому борту корабля, туда, где кончаются гребные банки и где теперь парус не закрывал вид моря впереди. Его любопытство было почти болезненным. «Надо же, — подумал он, — этот, беловолосый, оказался пророком. Нашелся-таки здесь еще один идиот, который тоже спешит».

Отчего-то мысль о возможности встречи с еще одним ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ северным кораблем или тому подобное не пришла ему на ум. Возможно, это просто выдавали себя его тайные желания. Во имя благих богов, до чего же неуютно быть идиотом в одиночку.

Чем-то это донельзя смешно напоминало вот такое же медленное-медленное путешествие Гьюви Хиджары две ночи назад. Только того несло с носа к корме корабля, наоборот.

Собственного раба бани Вилийас давно уже потерял из виду. Тот пытался заслужить снисходительность своего господина всевозможными способами, и некоторые из этих способов приводили к нескольким совершенно излишним перемещениям по кораблю.

«Дубовый Борт» пока был еще слишком далеко от встреченного паруса, чтобы его можно ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ было увидеть с палубы. Даже и с мачты дозорщик его увидел лишь некоторое время спустя.

Они сходились под не очень узким углом, поскольку тот корабль шел на северо-запад, а «Дубовый Борт» и «Лось» забирали больше в море. Когда до паруса было где-то пять сотен длин «змеи», дозорщик с «Лося» сказал определенно, что он «пестрый, как сорока». И описал форму, и даже заметил, что видимость сейчас такая, что можно и о размерах судить, почти не боясь ошибиться.

— Малявка какая-то, — сказал он.

А чтобы в море так хорошо было видно, нечасто бывает, во всяком случае здесь.

Южнее, там ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ, где дует вечный ветер-ровняк, это ничего не значило бы. В здешних водах — оно уже значит. Потому что говорит о погоде на ближайшие два дня.

Как всякий кормщик, Коги, сын Аяти, первым делом подумал о ней и уже потом — о корабле, с которым они сходились.

— Дарда, — сказал он. На этот раз ему никто не возразил.

Однако куда же это она идет? Если на Иллон, то кто же забирает так далеко к северу, идя на Иллон? К Кайнумам? Что почтовику такого пошиба может понадобиться на Кайнумах, забытых всеми богами? И к тому же, идя к Кайнумам с юга, обыкновенно здешние ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ люди предпочтут пробираться вдоль берега, покуда это возможно, и лишь потом свернуть в море, так чтоб быть на неохраняемом пространстве возможно меньшее время. А дальше, за Кайнумами, — одно только глубокое пустое море до самого острова Гийт-Кун.

Если дарда идет к Морскому Коньку (так звали Гийт-Кун за очертания щедрые на прозвища северяне), тогда тоже может остановиться в Кайнумах по дороге, и такой дарде, конечно, обидно тащиться вдоль берега, где нужно все время вилять между скалами и островками, где нельзя и опасно торопиться и где вся ее знаменитая скорость ни к чему. Корабельщики могли решить, что им с ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ их кораблем никакие преследователи не страшны.

Дарда. Тогда понятно, почему она уже почти впереди, а не «вперед-и-влево».

«Можете поворачивать», — услышала Рият.

Выйдя из шатра на корме галеры, она не без удивления поглядела на двух копьеносцев, замерших по обе стороны от полога. Кэммон Великий, какая помпа. «Сама кустодитор у меня на корабле». Здешний протектор, бедняга, чересчур мнительно относится к своему положению.

— Протектора ко мне, — приказала она.

Капитан головной галеры, поскольку кустодитор выставила его из его собственного шатра, вынужден был подыскивать сегодня себе на палубе более-менее благовидные занятия. Сейчас он восседал на стуле над люком на гребной палубе, наблюдая ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ за тем, как гребцам раздают вино и по паре сухарей. Гребцы первого класса (которые получают не только порции куда жирней, но и надежду, что при гибели корабля их все-таки спасут, — хорошо обученные гребцы стоят дорого) толпились у него под ногами вокруг провиантора. Кроме вина, провиантор раздавал им сейчас еще и по куску мяса, гребцы второго и третьего класса ожидали у себя на скамьях, пока и им принесут порции. Похоже, пока все было мирно. Вино — такая уж вещь! - весьма помогает гребцам двигать веслами, когда дойдет до этого дело, но коли найдется из них кто-нибудь, кому цельный ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ напиток ударит больше нужного по рассудку, из этого может выйти драка. Гребцы третьего класса охотно цепляются к гребцам второго класса, и те и другие всегда готовы объединиться, чтобы накинуться на гребцов первого класса, паршивых любимчиков судьбы.

— Госпожа зовет вас, — сказали капитану.

Рият упустила небольшое происшествие на «Бирглит» за время этого разговора, впрочем вполне неважное, поскольку касалось всего лишь эшвена. Дело в том, что — как всегда бывает, когда до встречи с добычей еще далеко, — люди, место которым на носу корабля, в доспехи облачаться не спешили. Вся эта груда кожи и металла, уже вынутая из сундуков, из-под пайолов, сложена была пока ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ впереди мачты. А на борту Гэвиновой «змеи» была до сих пор одна из женщин с Певкины; она теперь была очень тихая и незаметная, с тех пор как прекратила реветь, и почти уже перестала вздрагивать при виде мужчин, проходящих рядом. И вот из-за нее-то доверенный раб бани Вилийаса и оказался в неправильном месте в неправильное время.

Признав в ней соотечественницу, он принялся ее расспрашивать, потому как она пробыла на этом корабле больше времени и может кое-что порассказать о том, какие здесь порядки. Но проку от этого было мало. Вопросы ей приходилось повторять раз по десять. Женщина то ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ отвечала (односложно — если отвечала), то молчала, глядя вниз и вбок куда-то (и когда говорила, и когда нет) неопределенным взглядом, то поднималась и переходила на другое место. И оттого, что с каждым разом она уходила и избегала его слов все энергичнее, эшвен понял, что, если не оставить ее в покое и не дать ей возможности снова забиться в какую-нибудь дырку, стиснувшись в комочек, затворившись от всего мира, — ему вот-вот удастся-таки ее разговорить. Лишние сведения, а может быть, и союзница на корабле не помешают. Полупомешанная или полностью помешанная — это к делу не относится.

Женщина в очередной раз ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ поднялась, не дослушав его (если она вообще слушала), и пошла между скамьями, не оглядываясь. На этот раз ее донесло аж до мачты. Эшвен обогнул мачту тоже, «Дубовый Борт» встряхнулся, переваливаясь с боку на бок, — раб, сухопутный человек, опять не удержался на месте, — и его повело вперед, к доспехам, что были там сложены. Право слово, сам по себе он вовсе не желал к ним приближаться. Эти вещи были слишком северными для него. Не было это вовсе нарочно рассчитанным представлением, совершенно не было. Да и зачем, для какой цели. И, однако же, одному из «людей носа корабля» это все совсем ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ не понравилось.

— Эй, — сказал он, наклоняя голову набок. — Тебе тут что надо? — Поднялся, отвесил эшвену оплеуху, затем приподнял его и сопроводил ударом ногою под копчик такие вот слова: — Нечего любопытничать, не про твою честь.

И все это так деловито, спокойно и основательно, как если бы у себя дома учил уму-разуму собственного работника, который вздумал бы дурно обходиться с волами, дрыхнуть в сене вместо работы, дерзить, воровать или заниматься другими, подобными же рабским, занятиями.

Бани Вилийас, вынужденный смотреть на все это, и сам не заметил, как ноги поднесли его на несколько шагов поближе. Если бы на улицах столицы ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ подобное самоуправство — избить чужого раба — позволил себе кто-то из высокомерной «партии царства» или, того хуже, — какой-нибудь дерзец, подвизающийся на побегушках у узурпаторов… и вообще-то — всего лишь десяток дней назад, — ничего особенного из этого и не вышло бы.

Вялый протест, зародившийся в оскорбленном бани, вылился бы в разговоре со знакомыми — из тех кругов, в каких он обыкновенно вращался в столице, — шуткою насчет оскорбителя, достаточно презрительной, чтобы удовлетворить самого бани Вилийаса, и исходящей от человека недостаточно заметного, чтобы сделаться популярной или опасной. А вот сейчас его чувствам мучительно захотелось стать более действенными, мучительно — потому что они не видели ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ способов таковыми стать.

Все, что он мог, — это стоять там, где он стоял. И если это тоже неправильное место, пусть они ему помешают.

А вот женщина — та отшатнулась; а потом вдруг захохотала. Она хохотала, опираясь о мачту, и у нее был такой вид, как будто бы она не то сейчас проснулась, не то — заснула и смеется во сне.

— О-о-ох, — сказал Пади, сын Плешивого, которому она принадлежала. — Вот непогода, разорви селезенку, что за непогода.

Это было любимое ругательство их капитана, и потому — как-то постепенно и для самих людей «Дубового Борта» незаметно — «тке кужр, ахи сана тке кужр» стало звучать у ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ них чаще, чем другие, не менее сочные словца.

Пади подошел к своей полонянке, положил руку ей на плечо, слегка встряхнув. Та сразу замолчала и стала смотреть на него, почему-то закусив губы.

— Иди, — сказал ей Пади. — Иди давай. Не понимаешь? Когда ты только выползла сюда, эх… Ступай вон туда, под лодку. Ступай к остальным.

Она, конечно, не понимала.

— Деши, давай я ее отведу, — сказал Пади. Тот кивнул.

Бани Вилийас все еще стоял в проходе. Пробираясь там со своею полонянкой, Пади отстранил его не глядя.

Какое-то время плантатор был там, держась за скамью, а потом решительно двинулся ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ вперед. Во-первых, его эшвена оттуда только что проводили ногою под зад, и, во-вторых, бани Вилийаса все еще словно тянула туда невидимая веревка. Убегающий от них парус все еще не было видно, и в таких случаях людям — особенно людям несведущим — невесть почему кажется, будто что-нибудь изменится, если приблизиться к нему по кораблю, на котором находишься, на несколько шагов.

И мало ли какие бродят там тигры в человеческом обличье.

Что же до тигров, то Гьюви, сыну Отхмера, за эти дни выпало столько предупреждений от носового, и даже от капитана еще один раз, что он стал бы думать о пленниках ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ с Кайяны беспрерывно, даже если бы сам по себе не был расположен это делать. Но по крайней мере, думал он о них теперь издалека. Если, конечно, они сами к нему не лезли. Когда его сотоварищ закончил объяснять доверенному рабу бани Вилийаса дурные стороны излишнего любопытства, Гьюви ему заметил так:

— Охота тебе с ними возиться. Ты б еще поучил зуйков чулки вязать — столько же проку!

Причем он сказал это совершенно искренне, и воистину забавно то, в какие противоречия впадает сам с собою человек, пытаясь приписать одному какому-то племени или одному какому-то роду все вообразимые недостатки, от ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ коварного хитроумия до врожденной тупости одновременно. Да, воистину забавное зрелище для каких-нибудь высших сил, если бы они были — и если бы интересовались нами настолько, чтобы смеяться, взирая на нас с небес.

— Да ну? — хмыкнув, отвечал усмешливо Гьюви Хиджаре собеседнику и указал глазами на Деши. Гьюви и сам оглянулся мимоходом. Ничего особенного носовой не делал. Сидел на чьем-то сундуке, заменявшем этому кому-то гребную скамью, и мирно смотрел в небо. Как видно, его больше всего интересовали выкрики дозорщика.

— Четыреста?

После «четыреста» последовало «поворачивают» — как видно, на дарде заметили приближающиеся паруса. И видно, корабельщикам эти паруса не очень понравились. Теперь дарда ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ удирала прямо в море. Преследователи повернули тоже. Это были словно слова, сказанные отсюда — туда: «да, это за вами».

Собственно, их двоих для маленькой дарды было более чем много.

Но с такой верткой водомеркой лучше иметь побольше рук. Это с одной стороны, и с другой — погоня грозила затянуться, и одна из рук-кораблей может отстать. С третьей стороны, в здешних местах лучше не терять друг друга из виду лишний раз. С четвертой…

При обычных у капитанов этих кораблей отношениях между собой — четвертой стороны у этого треугольника не было бы. Тем не менее…

«Лось» заметил парус первым. Следовательно, это был его корабль ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ. «Лось» и сейчас все еще шел чуть впереди, но «Дубовый Борт» — почти незаметно, но неотвратимо — доставал ее с каждой волной. «Лось» был хорошим кораблем, очень хорошим, но там, где нужно показать, что такое ход, — рассуждая по-справедливому, он должен был уступить дорогу.

Собственно говоря, Йиррин и собирался ее уступить. Но не раньше, чем окажется, что это неизбежно.

У какого-нибудь другого человека — почти у всякого другого — сейчас злая мысль грызла бы сердце, мысль, что Гэвин этого даже и не заметит, поскольку и неизбежность, и уступка кажутся ему чем-то совершенно само собою разумеющимся.

Если бы и «Синтра ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ-щеки», и «змеи» шли сейчас в три четверти ветра (скажем, на северо-запад, как шла дарда до сих пор), расстояние между нею и «Дубовым Бортом» сокращалось бы довольно заметно. Ну а при таком крутом курсе к ветру — кончался полуденный час, а пестрый парус был по-прежнему на четыреста длин «Дубового Борта». Или «Лося». Теперь уже они шли наравне. Идя вполветра, дарда использовала преимущества своего паруса. Он устроен вроде бы простенько, но хитро — прикреплен одною своей стороной к мачте так, что линию, по которой он креплен, можно смещать влево или вправо, куда захочешь. На одних кораблях для этого ставили поворотную мачту, на ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ других кольца крепления поворачивались на самой мачте, это не главное.

Главное — ветер.

С обычным парусом получается, что ветер закручивается вокруг него — и, выходит, толкает парус не только сзади, но и спереди, что совсем некстати. Поворачивая дард-парус, можно сделать так, что обтекать мачту ветер будет всегда только вдоль паруса, а стало быть, не мешая своей же собственной работе. Кое-кто говорит, что этим он, мол, тогда даже помогает — дает добавочную тягу. Просто удивительно, что из-за такого вот пустяка скорость становится на четверть больше, а между тем так и есть.

Гэвин однажды, захватив какую-то дарду ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ, потратил целый день, проверяя на ходу это удивительное обстоятельство. После этого дарды он очень зауважал. И еще больше зауважал оттого, что именно дарда была единственным кораблем, когда-либо ушедшим от «Дубового Борта» по-чистому, а не проскочив под защиту берега или других кораблей.

Людские россказни сохранили даже имя этой дарды: «Бубенчик», почтовое судно торгового дома Идвалах, державшего свой главный стол в Доготре. Прогулку длиною в полдня она устроила «Дубовому Борту» в море Вайхл, к исходу второго дневного часа нырнув под горизонт уже в заливе Илу-Вахилат. Одно только неудобно в парусе дарды — по-настоящему он приносит пользу лишь на маленьких кораблях ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ, где оснастку можно позволить себе совсем простую, без рея даже.

— Как они? — спросила Рият. Ее вопрос происходил совсем не от невозможности определить, что делают сейчас преследователи. Будь кормщик человеком, он, без сомнения, понял бы, что Рият имела в виду.

Не задавайте двойникам неточных вопросов, и вам не придется получать ненужных ответов.

— Держатся.

— Запас хода у вас есть? — переспросила Рият.

— Нет, — сразу ответили ей. — Но будет, если я положу корабль по ветру.

Некоторое время (очень немного) спустя Рият назвала ему место галер в море. Ровно столько времени спустя, сколько понадобилось, чтобы узнать его, выглянув из шатра и крикнув вниз ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ, через люк, на гребную палубу навигатору. На военном флоте даже это звание переделано на хиджарский лад.

— Ну? — спросила она.

К этому времени она стала уже сама как бы машиной, задающей вопросы, отвечающей на вопросы, всматривающейся в картинку в зеркале, передающей мысленно новости, принимающей новости, очаровательно улыбающейся, произнося слова вроде: «Мы оба понимаем, конечно, как важно то, что происходит здесь…» или «Малый Совет, казначейство Малого Совета заинтересовано», и шагающей по шатру вперед-назад, яростной, бесстрастной. Еще чего ей не хватало — ожидать ответ полчаса.

— Если ты положишь сейчас по ветру Синтра-щеки…

— После поворота они смогут вас увидеть.

— Значит, иди, как идешь ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ.

— Буду идти, как иду, — согласно сказал кормщик. — Если не перевернемся, — добавил он.

«Вроде бы ему не полагается со мной спорить», — мимоходом удивилась Рият. Но только мимоходом.

Какую-то меру самостоятельности она ведь ему все-таки уделила, составляя его, — кормщику ведь надобно было принимать самому кое-какие решения.

— Что такое? — несколько помедлив, спросила она.

— Погода По-Волнам-Узнаю-Бурю, госпожа. — В произносимых мысленно словах, так же как и раньше, словах, произносимых вслух, не было никаких интонаций — ни самодовольства, ни тревоги, ни каких-либо еще. — Волны не по ветру, зато как раз по нам. Если кувыркнемся, не обессудьте.

— Я тут ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ ничего не могу сделать, — ответила Рият. — Иди, как идешь. И не кувыркайся.

Человек, понимающий «язык корабельщиков», понимает и морские словечки, — Рият не надо было объяснять, какая погода называется По-Волнам-Узнаю-Бурю. Далеко в море западный ветер бушует, и волны, рожденные им, добежали сюда, волны, идущие с запада, и южный ветер, недостаточно сильный, чтоб их повернуть, только вздувает стеклянную пену на их макушках. Волны, у которых расстояние от гребня до гребня таково, как и длина «Синтра-щеки», и потому, оказываясь на вершине волны, она — со своими узкими и быстроходными, рискованными обводами — всякий раз не знает, соскользнет ли с этой ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ волны килем вверх или килем вниз, и «змеи», длиннее больше чем вдвое, могут сейчас не беспокоиться о своей остойчивости, и не беспокоятся.

Понимает ли капитан, прозванный Канмели — Зеленый Мыс, — в какой опасности убегает сейчас от него пестренький парус? Рият решительно жалела, что не может этого определить. Ее репер не давал ей такой возможности. Он сейчас был уже немного позади мачты, а Гэвин на корме, и у Рият не получалось взять его не только в лицо, но и просто в рост, хотя бы издалека.

Впрочем, она не очень к этому и стремилась. За эти дни она вымеряла, сколько локтей ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ высоты в мачте «Бирглит», она всех людей на «Бирглит» пересчитала по головам. Но к человеку, чьи шестьдесят тысяч серебряных хелков живого веса она уже взвесила на весах своей души, Рият не приглядывалась сколько-нибудь особенно.

О нет. Она не из тех, кого интересуют уроды, евнухи, пираты или люди с пятью ногами.

Хотелось бы знать — «да, хотелось бы мне знать», — она д е й с т в и т е л ь н о опасалась, что Гэвин ее может заинтересовать.

«Держатся». Двойник и есть двойник. Конечно, держатся. И будут держаться до последнего, пока смогут. Это же Канмели. А Канмели — всем известно — после прогулки ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ с «Бубенчиком» западает на дарды не меньше, чем мужчины всех тех мест, где она танцевала, западали на знаменитую Бубенчик, танцовщицу, в чью честь был назван этот корабль.

«Сколько я про него знаю, оказывается, а он про меня — ничего. Я для него не существую. И вот я, несуществующая, веду его, как теленка на поводке».

Ветер усиливался, и теперь больший по размерам парус «Дубового Борта» стал играть на нее. Вот и начало третьего дневного часа, и пестрый парус все ближе и ближе. Расстояние — уже триста. В очередной раз назвав кормщику «Синтра-щеки» место галер в море, Рият выслушала ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ его и сказала, что — да, пусть «Синтра-щеки» поворачивает.

И тогда «Девчонка из Синтры», ложась по ветру, распахнула свое тайное оружие. Ее парус развернулся бабочкой, одно полотнище к левому борту, другое к правому. Южный ветер ударил в него, словно в тугой, подобный грозе, битвенный барабан. Очевидно, кормщик дарды струсил дальше идти в Волнах-по-Которым-Узнают-Бурю. Пусть пропадает премия за срочность, почта день переживет, тут самому быть бы живу. Теперь он попытается укрыться в Кайнумах, и — пусть пытается, пусть.

На повороте «Дубовый Борт» выиграл у дарды еще сто своих длин расстояния.

Но, впрочем, и «Лось» тоже.

И теперь она ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ — дарда — была так близко, что можно увидеть с кормы, можно увидеть даже с носового настила, — и, следовательно, «люди носа» уже были там вместе со своими доспехами — то есть в них, — хотя, конечно, все эти доспехи и щиты и нужны так только, для устрашения.

Во всем остальном неприятностей можно было не ожидать, и потому пленников не загоняли никуда под палубу, ибо не предвидится боя, в котором им лучше не путаться под ногами. И потому бани Вилийас, когда переносили парус при повороте, перебрался уже вперед мачты, чтоб не оказаться там, откуда не виден преследуемый корабль. Теперь, когда его можно было увидеть ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ, бани горел на медленном огне. Ему хотелось, чтобы этот корабль попался. По-настоящему хотелось. Может быть, у него в жизни не было прежде таких настоящих желаний.

Эта предвечная извращенность природы человеческой — которой хочется, чтобы еще кому-нибудь было плохо, если уж плохо тебе!

Разве человек властен над ней? И вообще — властен ли человек в своей жизни хоть над чем-нибудь?

В нынешней битве парусов и штевней «Лось» теперь мог сражаться только за то, чтобы не отстать слишком сильно. И Йиррин понимал это, и он завидовал сейчас Гэвину — завидовал так, как не завидовал еще никогда, — потому что тот, со своими ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ познаниями в ремесле кормщика, но крайней мере мог бы на его месте понимать, как и почему это происходит.

— Мы обшивку совсем недавно чистили, капитан, — сказал, поглядев на него, Коги, сын Аяти. — Так что ничего, не отстанем, и «Дубовый Борт» — он таки пооброс уже. Ты не поверишь, капитан, — ракушек тех всего на полпальца — но обшивка из-за них не гладкая, и все — ходкости той уже нет!

«Капитан»! «Имовалгтан» — так назвал его Коги. Гэвин ни разу пока не называл капитана «Лося» иначе как «вроде бы капитаном», он считал, что надобно серьезно относиться к серьезным словам, и все его люди относились ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ так, как он.

«Синтра-щеки» действительно могла бы обогнать «Бирглит» сейчас. Потому что это только так по неосведомленности кажется, что дарде нужно идти полным ветром, чтобы показать свою лучшую скорость. Сейчас — при таких волнах — ей следовало идти к ветру чуть-чуть наискось. Она этого не делала. И позволяла «Дубовому Борту» нагонять себя и отжимать все сильнее к западу.

К южным из островков Кайнум.

Туда, где ждала их Рият, будущая Взирающая на Границы в Доготре.

Галеры как раз успели укрыться за россыпью островков, протянувшихся между Джухой и Салу-кри, как острая щетка, и вокруг них, и за ними, и перед ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ ними.

Рият как раз успела высмотреть себе подходящее местечко и на скорую руку прикинуть окружающие Места-в-Волшебстве.

Все всё успели.

Парус «Синтра-щеки» как раз вылетел из-за горизонта.

«О, иди сюда, «Бирглит», я тебя жду».

«… Ты пришел в края смерти — и ты думаешь уйти отсюда без подарка?..»

«… Помни: я знаю, что сказать тебе. Здесь, в тишине, я тебя жду. Здесь, где тишина».

Имуноквэ.

«Прогулки по берегу в час отлива».


documentaxifrgr.html
documentaxifyqz.html
documentaxiggbh.html
documentaxignlp.html
documentaxiguvx.html
Документ ПОВЕСТЬ О КОРАБЛЯХ